Наши группы:
Мебельный юмор <<

Нужен ли гламурный инструмент для изготовления мебели?

На зелёной утренней лужайке, возле своего мебельного цеха площадью 100 кв. метров, сидел великий мастер. В зубах он держал дымящуюся трубку, набитую табаком неизвестного происхождения, привезённым ему из братской Ливии. Мастер смотрел, как лучи восходящего солнца начали оранжевым светом падать на зелёную траву его экологически чистой лужайки. Затем задумавшись, он достал из кармана свои золотые часы, усыпанные бриллиантами разных размеров. Яркое сияние часов осветило поля, луга и реки его необъятной Родины. Даже солнце начало быстрее подниматься к небу, как бы пытаясь доказать, что оно светит ярче.

Мастер посмотрел на солнце, улыбнулся и сказал: «Не боись! Я просто время хочу посмотреть!» И солнце, как будто услышав слова великого мастера, вновь стало подниматься со своей привычной медленной скоростью.

Мастер посмотрел на часы. Было половина шестого утра. Он взглянул вдаль и увидел уставшие силуэты трёхсот мужчин, движущиеся по направлению к цеху великого мастера. Это шли его сборщики корпусной мебели. Они возвращались с ночной установки прикроватной тумбочки на дому у заказчика. Кто-то шёл и на всё поле горлопанил пьяным голосом народные песни, кто-то громко матерился, сплёвывая на сапог впереди идущему коллеге, а кто-то шел молча, думая о светлом будущем, которое когда-нибудь обязательно наступит.

Мастер умилённо смотрел на эти до боли знакомые ему силуэты и подумал: «Всё-таки создание рабочих мест в собственной стране – это великое дело. Вот взять, хотя бы, моих сборщиков в количестве триста человек. Ведь благодаря мне, они проводят время интересно, увлекательно и с пользой. И жёны их уважают. Ведь они знают, что их мужья сейчас на боевом посту. Кто где! Кто табуретку поехал устанавливать, а кто собрал шкаф-купе и сейчас тащит его, надрываясь на 29 этаж, и неизвестно, дотащит или упадёт замертво между 26 и 27 этажами. Благодаря этому, растёт их социальная значимость в семьях, и происходит глобальная интеграция личности в семейный социум в абсолютно новом контексте».

Мастер задумался над своей последней мыслью, затем посмотрел на дымящуюся трубку, понюхал табак и удовлетворённо констатировал: «Умеют же выращивать качественные растения наши ливийские братья».

Спустя пять часов, солнце взошло, а уставшие сборщики добрались до ворот цеха великого мастера, который продолжал задумчиво сидеть на тёплом шерстяном коврике, присланном ему президентом Гондураса в знак тёплой и многообещающей дружбы между народами.

Мирное спокойствие единения мастера, сборщиков и природы прервал металлический грохот брошенной к ногам мастера ручной механической дрели. Мастер перевёл свой контролирующий взгляд с солнца на предмет, брошенный к его ногам. Он пристально взглянул на ручную дрель 1951 года выпуска, лежащую у его ног, затем поднял взгляд на тело, стоящее в 3 сантиметрах от него. Это был сборщик Радик Губошлёпкин, которому мастер на днях торжественно вручил эту механическую ручную дрель в надежде, что она ему облегчит тяжёлый и невыносимый труд сборщика корпусной мебели.

«Уважаемый, мастер! – начал свою речь Радик, - Я хочу тебе сообщить, что вот эта ручная механическая дрель, которую ты мне недавно вручил – это полный отстой. Я уже натёр себе мозоли не только на всех пальцах своих рук, но и на всех пальцах ног. Это просто невыносимо вот так вот работать! Я протестую! Это дискриминация! Я не могу этой дрелью даже нормальное ровное отверстие просверлить! Я требую, чтобы ты мне выдал нормальную электрическую ручную дрель!»

Мастер внимательно посмотрел на Губошлёпкина, затянулся ливийским дымком и сказал: «Значит, говоришь, прямые отверстия тебе дрель мешает сверлить, Радик! Хорошо! Постой тут, я сейчас!»

Мастер встал со своего шерстяного коврика и помчался в цех. Губошлёпкин посмотрел вслед мастеру, затем перевёл свой взгляд на коврик, от которого шёл горячий пар, излучающий запах великого мастера. Затем он аккуратно поднёс свою руку к коврику и резко отдёрнул её из-за высокой температуры исходящего от него пара. Губошлёпкин понял, что вероятнее всего, его ждут какие-то неприятности.

Через мгновенье мастер вернулся. В руке он держал серебристый чемоданчик, усыпанный бриллиантами, переливающимися всеми цветами радуги. Ручка у чемоданчика была из чистого золота, а платиновые защёлки внушали настоящую уверенность в надёжности замков и фурнитуры.

Мастер уселся на парующий коврик, затем открыл свой чемоданчик. В нём лежала электрическая аккумуляторная дрель ручной работы китайских мастеров ХХI века. Добротная титановая рукоятка дрели, усыпанная алмазами, производила впечатление «неубиваемости» данного инструмента, кнопка пускателя из бриллианта в несколько карат светилась так, что не промахнешься при запуске дрели, а платиновый патрон подтверждал настоящую надёжность и высочайшее качество китайского инструмента для изготовления мебели. Но «гвоздём программы» был немецкий оптический прицел, искусно вмонтированный в этот замечательный инструмент. С такой дрелью, сверля отверстия в деталях шкафа-купе, сборщик мог осуществлять точное прицеливание к крестикам на своей разметке и выполнять настоящие чудеса сверловки на всех этапах изготовления шкафа-купе.

Мастер посмотрел на стоящего с раскрытым ртом Радика, затем улыбнулся и показал ему нижнюю часть рукоятки, на которой стояла подпись великого китайского мастера ручного инструмента Вжик-Вжик. Подпись гласила: «Она тебе не нужна!»

Все 300 сборщиков помнили тот день, когда к великому мастеру приезжали покупатели на 850 американских джипах с просьбой продать этот инструмент. Тогда мастеру предлагали 10 миллионов американских долларов и жизнь, но мастер был неумолим, поэтому покупатели так и уехали ни с чем в Кавказские горы. Радик тоже хорошо знал и понимал цену данному инструменту. А мастер знал каждую мысль Радика. Поэтому он небрежно протянул ему дрель со словами: «На, Радик, продемонстрируй мастерство точной сверловки отверстий!»

Радик потной дрожащей рукой потянулся к дрели мастера, но вдруг его рука на полпути остановилась, Радик побледнел и взмолился: «О, великий мастер! Прости меня глупого! Я не понимал что говорил! Конечно же, моя замечательная ручная механическая дрель – это, можно сказать, лучший инструмент, мечта любого мебельщика. Да с таким инструментом можно горы свернуть!» Затем Радик наклонился к брошенной им дрели, бережно поднял её и обратился к ней, как к живому существу: «Прости меня, за то, что я был небрежен с тобой. Прости, что я говорил тебе, что тобой можно только отверстия для подглядывания в сельских туалетах сверлить! Извини, что бросал тебя с 99-го этажа местного небоскрёба! Я больше так не буду!»

Мастер поглядел на раскаявшегося Радика и произнёс: «Когда-то давно, я и мой друг, который, также как и я, сейчас считается лучшим мастером мебельных дел... Так вот, когда-то давно, когда мы только начинали делать мебель своими руками, и у нас из инструмента была только одна отвёртка на двоих, а также набор пластмассовых бит из детского конструктора, мы получили свой первый заказ от Министерства обороны. Тогда нам надо было собрать своими руками 150 офисных шкафов, а задние стенки надо было прикрутить шурупами. Ибо тогдашний министр обороны не любил разбираться кто прав, а кто виноват, а просто подписывал разнарядки на ликвидацию врагов народа. И вот тогда, сынок, мы с моим другом, собственными руками при помощи одной отвёртки на двоих, прикручивали шурупами задние стенки к этим шкафам 30 дней и 30 ночей подряд. И не было у нас мыслей, что в наших муках виновата отвёртка, потому что мы прекрасно понимали, что в этом виновата СИСТЕМА».

Радик стоял, крепко прижимая к груди ручную механическую дрель 1951 года выпуска, и преданными глазами смотрел на великого мастера. Он не понимал, о какой «СИСТЕМЕ» идёт речь – может быть о «Командор», а может быть о «Браун», и в чём она виновата. Но он чётко знал, что мастер говорил великие исторические вещи, которые помогут Радику Губошлёпкину прожить эту жизнь достойно и счастливо.

Мастер удовлетворённо посмотрел на Радика, затем бережно положил свою сияющую дрель в чемоданчик, застегнул платиновые замки, затянулся ливийским дымком и задумчиво посмотрел на Солнце. Он несколько минут изучал возможную траекторию перемещения Солнца во Вселенной и, убедившись, что всё в порядке, спокойно погрузился в свои глобальные мудрые мысли.

Внимание! Данная история – это плод больного воображения автора. Все имена и фамилии героев вымышленные и не имеют никакого отношения к реальным людям!

Эта история нас учит очень многим вещам. Но, прежде всего, необходимо понимать, что для самостоятельного изготовления качественной мебели не обязательно иметь добротный инструмент. Главное – это ваше желание и стремление достичь поставленной цели. Ведь нашему герою – мастеру, тоже не нужна его дрель эксклюзивной ручной работы.

Делайте мебель и получайте удовольствие от процесса превращения множества непонятных кусочков из ДСП в высококачественное изделие.

Мебельный юмор <<